Получайте новости с этого сайта на

​Счастье дешевой нефти

Вот вы все жалуетесь, что при дешевой нефти и жизнь не та стала, а уважаемые западные экономисты считают, что нам прямо-таки счастье привалило. По крайней мере, такой вывод можно сделать из январского материала РБК, опубликованного по итогам Гайдаровского форума.

Обрушение цен на нефть может дать шанс российской экономике, самое время приступать к ее диверсификации, считают западные эксперты — участники Гайдаровского форума, опрошенные РБК. Необходимы структурные реформы, однако российское правительство лишь говорит о них, а реальных действий не предпринимает, отмечают экономисты.

Тимоти Колтон, профессор Гарвардского университета, руководитель отделения государственного управления:

— Если слушать [Алексея] Кудрина и [Германа] Грефа, то они скажут, что опасностей, с которыми сейчас столкнулась Россия, можно было избежать. Это не так. Сейчас на экономику России влияют факторы, на которые Москва не может повлиять. Коллапс нефтяных цен, например. В начале 2000-х годов рост ВВП был очень высоким. Нефть тогда торговалась в районе $20–30. Затем началась стагнация, момент был упущен. Сейчас просто воспроизводится прежняя модель. Вам не нужна нефть по $120, чтобы получить рост экономики. Кризис будет стимулировать реформы. Правда, нынешнее правительство у власти уже много лет, и ранее их не проводили.

Правительство постоянно говорит о реформах, но каких-то реальных действий не предпринимает. Нескольких губернаторов посадили за коррупцию, но фундаментальных изменений с тех пор, как президент Владимир Путин пришел к власти 15 лет назад, не произошло. Правительство должно обеспечить больше безопасности и свобод, без этого перехода к информационной экономике не получится. Я понимаю, что это базовые вещи, но в итоге все сводится именно к ним.

Барри Эйхенгрин, профессор Калифорнийского университета в Беркли, старший политический советник МВФ в 1997–1998 годах:

— Страна в рецессии из-за сложного состояния мировой экономики и низких цен на нефть. В этих условиях российское правительство мало что может сделать. При резком падении курса есть возможность стимулировать экспорт нетрадиционной для России продукции, в том числе машиностроительной. России необходимы меры, которые улучшат правоприменение и утвердят верховенство права. Обо всем этом уже неоднократно говорилось, сейчас настала пора действовать. Если это осуществить, то рост экспорта, экономики и занятости не заставит долго ждать, особенно в условиях слабого рубля.

Чтобы снижать расходы бюджета, сначала нужно понять, почему бюджет построен таким образом, что его нужно сокращать. Для стран с большим государственным долгом и значительным дефицитом сокращение расходов неизбежно. С другой стороны, если дефицит бюджета объясняется временными сложностями — снижением цен на сырье — и вы уверены, что скоро они вырастут, то сильно сокращать траты не нужно.

Взгляните на Чили. Страна зависит от экспорта меди точно так же, как Россия — от нефти. Присмотритесь к их опыту: они создали независимую экспертную комиссию, которая прогнозирует цены на медь, и рекомендуют принимать бюджет исходя из ее оценок. Возможно, российское правительство могло бы последовать этому примеру.

Кристалина Георгиева, вице-председатель Еврокомиссии по бюджету и человеческим ресурсам:

— Для бюджета год будет сложным: ресурсов становится меньше. Но это не обязательно плохо. Самое главное, чтобы любые действия с бюджетом сопровождались проведением структурных реформ: пенсионной и реформой социального страхования.

Люди здесь говорят о пенсионной реформе. Я приезжала в Россию еще в 2004 году, и тогда все тоже говорили о пенсионной реформе. А она необходима безотлагательно. Нужна и административная реформа. Например, расширить действие электронного правительства. Это повысит прозрачность и даст толчок малому и среднему бизнесу. Импортозамещение — это интересно, но необходима свободная конкуренция.

Перед Россией стоит задача снижения зависимости от экспорта энергоресурсов. Диверсификация получит мощный толчок во время кризиса. Мир очень быстро меняется — преимущество получат более гибкие экономики, то есть те, кто быстрее всех адаптируется к переменам. В России только немногим более 1% ВВП тратится на науку и новые разработки, это мало. В ЕС поставлена задача довести эту цифру до 3%, сейчас она около 2,5%.

Ян Валлизер, вице-президент Всемирного банка по вопросам справедливого экономического роста, финансов и институциональной среды:

– России необходимо улучшить эффективность государственных расходов. Правительство должно уметь выбирать приоритеты и следить за тем, чтобы выделенные средства тратились с максимальной пользой. Во-вторых, необходима поддержка реальных секторов экономики, которые сейчас получили преимущество за счет дешевого рубля. В-третьих, очень важно, чтобы люди, которые в последние три-четыре года из бедности смогли переместиться в средний класс, не вернулись обратно.

Сейчас основной вызов для российской экономики — это продолжающееся падение цен на нефть. Нужно адаптироваться под более низкие нефтяные цены и поддержать сектора, которые могут быть источниками роста. Необходима диверсификация — страна должна производить что-то помимо нефти и газа.

Джастин Ифу Линь, профессор Пекинского университета, директор Китайского центра экономических исследований, в 2008–2012 годах — главный экономист Всемирного банка:

– Что будет с Россией через десять лет, зависит от ситуации в мировой экономике и от реакции на нее России. Если мировая экономика и основные центры, Европа например, будут стабильно расти, то это толкнет нефтяные цены вверх, что поможет России. Но нельзя забывать о поддержке других секторов, а также об увеличении производительности труда.

Добро пожаловать! Вы первый раз здесь?

Что вы ищете? Выберите интересующие вас темы, чтобы улучшить свой первый опыт:

Применить и продолжить